Методика преподавания иностранного языка в 7-х классах средней школы

Информация о педагогике » Методика преподавания иностранного языка в 7-х классах средней школы

Чтение представляет собой одно из важнейших средств получения информации и в жизни современного образованного человека занимает значительное место. В реальной жизни чтение выступает как отдельный, самостоятельный вид коммуникативной деятельности, мотивом которой является удовлетворение потребности в информации, заключенной в тексте.

Таким образом, чтение широко используется в познавательных, эстетических целях, еще разнообразнее сфера применения чтения в бытовой, учебной и производственной сферах, где извлечение информации из текста через чтение служит осуществлению различных видов деятельности.

Чтение, как было выяснено, играет одну из важнейших ролей в процессе обучения иностранного языка. Существует несколько классификаций типов чтения, в зависимости от цели обучения. В нашей работе были рассмотрены частично изучающее, поисковое чтение, и в наибольшей степени изучено просмотровое чтение. Отдельная глава посвящена обучению просмотровому чтению английских текстов учеников 7-х классов средней школы. Даны также основные виды упражнений для эффективного изучения просмотровому чтению, описаны основные этапы обучения.

В заключительной главе мы также посчитали необходимым тщательно изучить методику преподавания иностранного языка в 7-х классах средней школы, рассмотреть основные требования, предъявляемые к ученикам в процессе обучения, и снабдить работу основными упражнениями и заданиями к текстам.

В конце представлен список используемой литературы, включающий в себя 18 наименований источников на русском языке и 3 источника на английском языке.

В чтении, как и во всякой деятельности, различают два плана: содержательный (компоненты предметного со­держания деятельности) и процессуальный (элементы про­цесса деятельности), причем ведущая роль всегда принад­лежит первому. К содержанию деятельности относят преж­де всего ее цель — результат, на достижение которого она направлена. В чтении такой целью является раскрытие смысловых связей — понимание речевого произведения, представленного в письменной форме (текста).

Обращение к книге может преследовать разные цели: иногда требуется лишь определить, о чем она, в других слу­чаях важно уловить все оттенки мысли автора и т.д., т.е. ожидаемый результат не одинаков в разных ситуациях чте­ния. Характер понимания (степень его полноты, точность и глубина) читаемого, к которому стремится читающий, зависит от цели чтения. А это, в свою очередь, определяет, как он будет читать: медленно или быстро, вчитываясь в каждое слово или пропуская целые куски текста, перечи­тывая отдельные места или просматривая страницу «по диагонали» т.д.

Другими словами, процесс чтения не есть нечто по­стоянное, он изменяется под влиянием цели чтения: как и в любой деятельности, читающий стремится получить ре­зультат наиболее экономным путем. И чем опытнее чтец, тем успешнее он справляется с этой задачей: он читает по-разному, его чтение характеризуется гибкостью. Гиб­кость является отличительной чертой зрелого чтеца.

Хотя в реальном акте чтения процессы восприятия и осмысления протекают одновременно и тесно взаимосвяза­ны, умения и навыки, обеспечивающие его процесс, приня­то условно делить на две группы: а) связанные с «техни­ческой» стороной чтения (они обеспечивают перцептивную переработку текста (восприятие графических знаков и соот­несение их с определенными значениями или перекодиро­вание зрительных сигналов в смысловые единицы) и б) обеспечивающие смысловую переработку воспринятого — установление смысловых связей между языковыми едини­цами разных уровней и тем самым содержания текста, за­мысла автора и т.д. (эти умения приводят к пониманию текста как законченного речевого высказывания).

Технические навыки зрелого чтеца автоматизированы, благодаря чему его внимание может быть всецело сосредо­точено на смысловой переработке читаемого. Их автоматизированность особенно наглядно проявляется при беглом чтении про себя несложного {и по содержанию и по языку) текста при установке на понимание его основного содержа­ния. В этом случае процесс чтения (а он одинаков на всех языках) схематически можно представить следующим об­разом.

Полнота является количественной характеристикой понимания и измеряется количеством понятой информации, в учебном про­цессе чаще всего — процентом понятых фактов (все факты текста принимаются за 100%). Точность (адекватность смыслового восприя­тия текста замыслу его автора) и глубина (характер интерпретации воспринятой информации) относятся к качественным характеристи­кам понимания, количественному измерению они пока не поддаются и в учебном процессе оцениваются преподавателем в сравнительном плане.

Глаза читающего движутся вдоль строки, но не плавно, а скачками: остановками (пауза/фиксация) — скачок — оста­новка — скачок и т.д.. При упомянутых условиях опыт­ный чтец делает на строке 4 — 6 остановок, длительностью около 0,2 секунд каждая. Сумма времени всех остановок глаз составляет время чтения (на долю движения глаз прихо­дится 5% времени), исходя из которого вычисляется ско­рость чтения. ( Скорость чтения в учебном процессе обычно измеряется коли­чеством слов, прочитываемых за одну минуту (сл./мин).

За время остановки читающий воспринимает отрезок строки, превышающий одно графическое слово. Пока окон­чательно еще не установлено, что именно определяет размеры этого отрезка, но уже известно, что одним из основных фак­торов является его семантика. Поэтому условной единицей восприятия при чтении принято считать слово, поскольку оно является минимальной графической единицей, наделен­ной значением.

Восприятие слова завершается его узнаванием, т.е. соотнесением его с определенным значением, что требует воссоздания его слухомоторного образа, так как в долго­временной памяти слова хранятся в первую очередь как слухомоторные комплексы. Зрительное восприятие поэтому всегда сопровождается проговариванием воспринимаемо­го; при беглом чтении про себя оно осуществляется во внутренней речи и носит свернутый характер.

Для узнавания слова опытному чтецу достаточно его общей конфигурации и 3 — 4 отчетливо видимых букв (остальные буквы во время остановки глаз попадают в зону периферийного зрения).

Перечисленные процессы происходят одновременно, при этом воспринятый материал сразу же подвергается смысловой переработке не нескольких уровнях: значение слова соотносится со значениями других и устанавливается его связь с ними и его контекстуальное значение, слова объеди­няются в синтагмы, которые также соотносятся друг с Дру­гом и объединяются в предложения (суждения), последние, в свою очередь, — в единицы более крупного порядка, на­пример, смысловые куски, они — в целостное законченное речевое произведение. Минимальной единицей, передающей наряду с лексическим значением и определенные смысловые отношения, является синтагма, поэтому ее принято счи­тать за единицу смысловой переработки (хотя фактически читающий может оперировать и более крупными единица­ми).

Смысловая переработка основывается не только на уже воспринятом материале. Читающий все время как бы за­бегает вперед, предвосхищает еще не воспринятое им сен­сорно, строит гипотезы о том, что последует дальше. Пред­восхищение (вероятностное прогнозирование) проявляется также на разных уровнях — на вербальном (языковом) и смысловом. Вербальные гипотезы распространяются как на отдельные слова, так и на их сочетания (синтагмы) и на общую структуру предложения: по нескольким буквам прогнозируется все слово, по началу синтагмы/предложе­ния — вся синтагма/все предложение (действие фразово­го стереотипа). Они возможны благодаря наличию у чи­тающего лингвистического опыта. Смысловые гипотезы строятся в отношении фактов, событий и т.д., которые по­следуют в тексте дальше. Этот прогноз основывается, с одной стороны, на уже понятых фактах текста, а с другой — на имеющемся у читающего жизненном опыте, его осведом­ленности в данной области и т.д.

В процессе смысловой переработки читающий не прос­то устанавливает факты, изложенные в тексте: он выде­ляет среди них более существенные, обобщает их, соотно­сит друг с другом (организует), оценивает, интерпрети­рует), приходит на их основе к определенным выводам. Все это требует как работы памяти, так и самых разнообразных мыслительных операций — сравнения и обобщения, анализа и синтеза, абстрагирования и конкре­тизации и т.д. Другими словами, процесс понимания — сложная мыслительная деятельность, включающая и мне-мическую.

Чтение рассматривается как рецептивная речевая деятель­ность, которая складывается из восприятия и осмысления пись­менной речи . В отличие от восприятия устной речи при чтении информация поступает не через слуховой, а через зрительный канал. Соответственно изменяется и роль различных ощущений. Решающую роль при чтении играют зрительные ощущения. Как слушание речи, так и чтение сопровождается проговариванием воспринимаемого материала в форме внутренней речи, которая становится полной развернутой речью при чтении вслух. По­этому и при чтении большую роль играют моторные ощущения. Читающий слышит себя, поэтому и слуховые ощущения явля­ются обязательным элементом чтения. Они дают возможность проконтролировать правильность собственного чтения. Однако при чтении они играют подчиненную роль в отличие от слуша­ния речи, где они доминируют.

Одновременно с восприятием читаемого происходит и его осмысление. Эти две стороны процесса чтения неразрывно свя­заны между собой. От качества восприятия текста зависит наличие условий для его понимания. Ошибки в восприятии, такие, как уподобление похожих по форме слов, неправильное чтение слов, приводят к искажению смысла. В то же время неправиль­ное понимание смысла наталкивает на ложное угадывание формы слова и т. д.

Понимание содержания читаемого происходит на основе тех же психологических процессов, как и понимание при слушании, поэтому в данной главе мы не останавливаемся на этом вопросе.

Но некоторые особенности, свойственные только чтению, все же необходимо отметить. Понимание при чтении осуществляется в несколько более благоприятных условиях, которые определя­ются большей отчетливостью зрительных образов по сравнению со слуховыми и большей продолжительностью их воздействия . В то же время содержание материала при чтении бывает, как правило, сложнее. Тематика устной речи обычно охватывает предметы, близкие говорящему, непосредственно его касающие­ся. При чтении круг вопросов значительно шире, особенно на среднем и старшем этапе обучения иностранному языку. Для текстов, заимствованных из научно-популярной, политической и художественной литературы страны изучаемого языка харак­терно, в частности, обращение к темам, отражающим быт и исто­рию данной страны, что ведет за собой ознакомление с факта­ми, предметами, которых нет в опыте читающего.

Тексты для чтения, заимствованные из художественной ли­тературы, часто обладают сложным построением и формой из­ложения, что создает дополнительные трудности для проникно­вения в содержание текста. Особенностью художественных текстов является образность повествования, наличие распростра­ненных описаний. Поэтому при чтении таких текстов особенно возрастает роль воображения, возникновения в сознании читаю­щего образов, аналогичных тем, которые имел в виду автор, написавший данное произведение. Это особенно важно подчерк­нуть в связи с чтением на иностранном языке, так как оно не­редко сопровождается чисто словесным пониманием, за кото­рым не кроется никаких представлений.

Языковой материал, воспринимаемый при чтении, отличается от материала, воспринимаемого на слух, несколько большим объемом и разнообразием, а также теми особенностями, кото­рые характерны для книжно-письменного стиля, в частности бо­лее длинными предложениями, более широким использованием сложноподчиненных и сложносочиненных предложений. Эти осо­бенности, с одной стороны, облегчают понимание, так как мысль автора раскрывается более детально, а с другой стороны — за­трудняют, так как в длинном предложении труднее выделить главные члены и установить связи между словами.

Сочетание таких двух факторов, как большая сложность тек­стов и возможность несколько продлить акт восприятия, создает при чтении условия, при которых непосредственное понимание смысла читаемого не является единственно возможным спосо­бом понимания. В отдельных случаях понимание может носить более расчлененный и замедленный характер и сопровождаться анализом и переводом, но это ни в коем случае не делает ни анализ, ни перевод обязательным условием понимания любого текста.

В ряде работ по психологии и методике большое внимание уделено вопросам так называемого дискурсивного понимания, которое противопоставляется интуитивному непосредственному. Дискурсивное понимание рассматривается как сложный много­ступенчатый процесс логического мышления, который находит свое выражение в развернутой речи; перевод на родной язык считается основным признаком дискурсивного понимания ино­странного текста

В методическом плане различают четыре ступени дискурсивного понимания учебных иностранных текстов: от первичного понимания, возникающего в результате первого беглого прочтения текста, к аналитическому пониманию, сопро­вождающемуся членением текста на элементарные единицы и установлением точного смысла каждого элемента предложения при помощи грамматического и лексического анализа и пере­вода; третья ступень составляет синтетическое понимание, ко­торое становится теперь полным и адекватным и находит свое выражение в литературном переводе, и, наконец, последняя сту­пень — беспереводное понимание текста

За непосредственным понима­нием не признавалась обоснованность, возможность обеспечить полное и точное понимание читаемого. Следствием этого явилось внедрение в школьную практику сложной четырехступенчатой работы над текстом, которая отнимала очень много времени и не давала желаемых результатов. На практике оказывалось, что работа, направленная на раскрытие смысла текста, фактически уводила от него, отвлекая внимание и усилия на анализ и пере­вод, понимаемые как самоцель.

Практическая направленность обучения требует, однако, при обучении чтению сосредоточить внимание на задаче извле­чения из текста полезной информации. В связи с этим многие свойства непосредственного понимания, такие, как большая ско­рость акта понимания, отсутствие осознания самого процесса его протекания, синтетический характер понимания, опора на внутреннюю речь и др., которые в концепции дискурсивного по­нимания рассматривались как недостатки, при современной по­становке вопроса приобретают положительное значение. соответствующих установок на точность и полноту понимания. Следует учитывать также, что при чте­нии текстов, доступных с точки зрения языка, понимание далеко не всегда наступает мгновенно. Очень часто оно требует неко­торых раздумий и смыслового анализа. И тем не менее понима­ние в этом случае может сохранять непосредственный, т. е. не­опосредованный переводом, характер. Именно в этом смысле мы и употребляем данный термин. При чтении более сложных тек­стов, как уже говорилось выше, наряду с непосредственным по­ниманием большей части текста приходится прибегать к ана­лизу отдельных языковых явлений и к выборочному переводу, что дает нам, однако, основания говорить не о дискурсивном по­нимании в полном смысле этого слова, а только об элементах дискурсивного понимания.

Многообразие и сложность задач обучения чтению застав­ляют в практике работы выделять различные группы и системы приемов, которые получили в методике название «видов чтения».

К определению видов чтения можно подойти по-разному. Мы считаем наиболее существенным противопоставление двух видов учебного чтения в зависимости от того, отрабатывают ли они умения, необходимый для чтения без словаря и с полным непо­средственным пониманием, или умения, связанные с чтением со словарем, сопутствуемым элементами дискурсивного понимания. Это подразделение имеет большую историю. Во всех методических система, уделявших внимание обучение чтению, речь идет о приемах, связанных с детальным изучением текста, его кропотливой расшифровкой, с усвоением языкового материала в процессе этой работы, которые противопоставляются другому виду чтения – беглому чтению, целью которого является понимание основного смысла прочитанного. Соответственно мы и встречаем термины статарное и курсорное

Последние мы считаем наиболее удачными, так как они подчеркивают самые принципиальные отличия между двумя подходами к материалу текстов – важную роль расчленения языкового материала как базы для понимания и синтетическое целостное восприятие языковой формы и содержания.

Современный подход к задачам каждого из этих видов чтения отличается своеобразием, но принципиальное их противопоставление остается в силе.

В современной школе на первый план выдвигается синтетическое чтение как система приемов, направленных на развитие умений читать несложные тексты без словаря. Но еще 4-5 лет тому назад, как уже говорилось выше, значительно больше внимания уделялось аналитическому чтению. При этом считалось, что аналитическое чтение всегда должно предшествовать синтетическому, подготавливать его, поскольку оно учит расшифровке формы, а синтетическое чтение затем дает возможность закреплять и развивать это умение на пройденном материале.

Подобное мнение сложилось в результате необходимости работать над очень сложными текстами, превышающими по трудности возможности учащихся, недоступными непосредственному пониманию. В настоящее время, когда учебные материалы, используемые в школе, стали проще в языковом отношении и целый ряд трудностей снимается предварительной устной подготовкой, уже не требуется анализ языковых форм в качестве непременного условия для понимания содержания. Решая вопрос о соотношении аналитического и синтетического чтения, необходимо учесть и то обстоятельство, что анализ формы, если он носит не чисто формальный характер, а является средством раскрытия содержания, не может быть успешно осуществлен без опоры на понимание общего смысла. Поэтому аналитическое чтение, используемое в качестве приема, направленного на достижение понимания текста, может быть успешно осуществлено только при наличии умения предварительно понять целостно и нерасчлененно общий смысл читаемого.

Таким образом, на начальном этапе синтетическое чтение оказывается базой для проведения аналитического чтения. В дальнейшем же оба эти вида чтения подкрепляют друг друга и не могут успешно осуществлены одно без другого.

Обычно различают два основных уровня понимания — уровень значения и уровень смысла. Это деление отражает и те два направления, в которых осуществляется смысло­вая переработка воспринятого. Одно связано с установле­нием значения воспринимаемых языковых единиц и их непосредственной взаимосвязи, второе направлено на по­нимание смысла текста как целостного речевого произве­дения. Если первое можно определить как получение ин­формации, содержащейся в тексте (понимание фактов, пе­редаваемых языковыми средствами), то второе предполагает переработку уже полученной информации (понимание за­мысла автора текста и его оценка в широком смысле этого слова), т.е. факты, реконструированные в процессе чтения, включаются в мыслительную деятельность читающего, бо­лее широкую, чем собственно чтение. Понимание поэтому всегда носит творческий характер.

Чтение всегда направлено на восприятие готового ре­чевого сообщения (а не на его создание), на получение ин­формации, поэтому его относят к рецептивным видам ре­чевой деятельности. Особенностью чтения является то, что оценка успешности его осуществления носит субъектив­ный характер и находит выражение в удовлетворенности читающего полученным результатом — достигнутой сте­пенью полноты и точности понимания.

В каждом конкретном случае читающий определенным образом комбинирует различные операции и действия, свя­занные со смысловой и перцептивной переработкой воспри­нимаемого материала, соотнося их с задачей чтения. Чте­ния вообще не бывает, оно всегда реализуется в одном из своих конкретных проявлений, представляющем у опыт­ного чтеца наиболее рациональное, с точки зрения стоящей задачи, сочетание операций смысловой и перцептивной пе­реработки материала, воспринимаемого зрительно. Вариан­ты комплексов операций, обусловленных целью чтения, по­лучили название видов чтения. Всего насчитывается около 50 видов и подвидов чтения, различающихся по результату деятельности (характеру понимания), и соответственно, по процессам ее протекания.

Таким образом, чтение представляет собой сложную пер­цептивно-мыслительную мнемическую деятельность, процес­суальная сторона которой носит аналитико-синтетический характер, варьирующийся в зависимости от ее цели. Зре­лым является чтец, свободно осуществляющий данный вид речевой деятельности, благодаря имеющейся у него спо­собности каждый раз избирать вид чтения, адекватный по­ставленной задаче, что позволяет ему решать ее не только правильно, но и быстро, благодаря полной автоматизированности технических навыков.

Педагогические заметки:

История развития оценочной системы
В педагогической литературе, да и в повседнев­ном разговоре термины "оценка" и "отметка" часто употребляются как сино­нимы. Хотя они взаимосвязанные, но, все-таки, и как термины, и как поня­тия их необходимо различать. Взаимосвязь состоит в том, что у них общий объект— знания, у ...

Образование как открытая общественно-государственная система
Любое общество вне зависимости от воспитания наряду с функ­циями производства и воспроизводства для обеспечения прогрес­сивного развития должно реализовывать и функцию воспитания своих членов. С этой целью оно создает образовательную систему, т.е. комплекс институтов образования. Основным типом инс ...

Организация молодежного досуга в УР
По данным мониторинга наиболее популярным способом свободного времяпровождения среди молодежи Удмуртии являются встречи с друзьями. Желание общаться, времяпрепровождение в кругу сверстников – характерная черта молодого поколения. Достаточно большой удельный вес в досуге молодежи занимает просмотр т ...

Категории

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.faireducation.ru